Оборона в годы ВОв - История инженерных войск России

Перейти к контенту

Главное меню:

В 2МВ, ВОВ

ГЛАВА 2


ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ ВОЕННОГО, ВОЕННО-ИНЖЕНЕРНОГО ИСКУССТВА
И ВООРУЖЕННЫХ СИЛ СССР ПО ОПЫТУ ВТОРОЙ МИРОВОЙ И ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙН


2.2. Совершенствование подготовки и ведения обороны в годы Великой Отечественной войны


2.2.1. Эволюция построения обороны

В годы Великой Отечественной войны боевые действия советских войск, связанные с отражением наступления противника, заняли около четверти ее продолжительности. Фактически объем оборонительных действий был более значительным, так как оборона широко применялась и в ходе наступления. Переходом к обороне части, соединения и объединения отражали вражеские контратаки, контрудары и закреплялись на местности. Кроме того, оборона применялась во время оперативных пауз.

Важнейшими требованиями, предъявлявшимися к обороне, являлись устойчивость и активность, которые были неразрывно связаны друг с другом. Достижение этих требований обеспечивалось в годы войны главным образом совершенствованием построения обороны
и способов ее ведения. Одним из направлений совершенствования обороны в годы войны было совершенствование боевых порядков
и оперативного построения войск.

В летне-осенней кампании 1941 г. оборонявшиеся войска, как правило, имели неглубокое одноэшелонное построение. Так, из-за недостатка сил и широких полос обороны (армии – от 50 до 210 км, фронты – до 500 км) оперативное построение фронтов состояло
из одного эшелона, резервов и фронтовой авиации.

Оперативное построение общевойсковых армий обычно включало первый эшелон, небольшие резервы различного назначения (общий, противотанковый и др.), ВВС или армейскую авиацию. Лишь иногда вместо общего резерва создавался второй эшелон.

Вторые эшелоны на некоторых фронтах появились лишь в середине 1942 г. Тогда же стали создаваться более сильные общевойсковые, артиллерийско-противотанковые, танковые и другие резервы. Вся авиация вошла во вновь созданные воздушные армии фронтовой авиации. К этому же времени в оперативном построении армий появляются артиллерийские и зенитные артиллерийские группы, группы гвардейских минометных частей, артиллерийско-противотанковый, танковый и инженерный резервы.

Глубина оперативного построения фронта возросла до 25-30 км при средней плотности 10-11 км на дивизию. Заметно возросли плотности артиллерии (с пяти до 18 орудий) и танков (с двух до семи машин) на 1 км фронта. Тенденции, проявившиеся в первом периоде войны, получили дальнейшее развитие во втором.

Например, в Курской битве в составе вторых эшелонов Центрального и Воронежского фронтов были не только общевойсковые, но
и танковые армии однородного состава. Глубина оперативного построения фронтов стала составлять 120-150 км.

Оперативное построение армий в операциях второго и третьего периодов войны чаще всего было одноэшелонным, хотя в ряде случаев армии имели и вторые эшелоны (13-я армия Центрального фронта в Курской битве, 4-я гвардейская армия 3-го Украинского фронта в Балатонской оборонительной операции). Состав эшелонов стал качественно другим, поскольку было восстановлено корпусное звено управления.

В оборонительных операциях 1944-1945 гг. произошло некоторое уменьшение глубины эшелонирования войск. Сказалось влияние условий ведения вооруженной борьбы (владение стратегической инициативой, общее превосходство над противником в силах и средствах и т. д.). Были и другие причины. В частности, вторые эшелоны и резервы фронтов и армий стали располагаться ближе к главной полосе обороны, так как их планировалось использовать для поддержки войск первого эшелона.

Боевые порядки стрелковых соединений и частей во многом зависели от условий их перехода к обороне и от содержания полученной боевой задачи. В начале войны стрелковые дивизии вынуждены были обороняться на широком фронте (от 12 до 20 км и более). Построение боевого порядка, как правило, было одноэшелонным. В состав резерва выделялся стрелковый батальон. Отсутствие достаточной глубины обороны отрицательно сказывалось на ее устойчивости. Это обусловило необходимость эшелонирования боевых порядков в глубину.

В летне-осенней кампании 1942 г. на главных направлениях боевой порядок дивизий стал состоять из двух эшелонов, артиллерийских групп ДД и ПП, общего, иногда танкового (до танкового батальона), и артиллерийско-противотанкового резервов, что повысило устойчивость и активность тактической обороны.

Во втором периоде войны в связи с возросшим сопротивлением советских войск противник перешел к еще большему массированию танков на направлении главного удара, что предопределило дальнейшее развитие боевых порядков стрелковых соединений. Выделялся общий резерв, создавался артиллерийско-противотанковый резерв, а при усилении танками – танковый резерв.
С восстановлением корпусов, их боевые порядки стали строиться в два эшелона.

В третьем периоде войны боевые порядки стрелковых соединений и частей продолжали оставаться глубокими. С лета 1944 г. стали создаваться полковые, дивизионные и корпусные артиллерийские группы. В состав противотанкового резерва дивизии для борьбы с тяжелыми танками противника могли включаться САУ. С переводом артиллерии на механическую тягу и появлением новых противотанковых орудий артиллерийско-противотанковые резервы стали более подвижными и мощными. Умелое размещение элементов боевых порядков и оперативного построения войск общевойсковых формирований обеспечивали массирование сил
и средств на решающих направлениях.

Армейские оборонительные операции в начале войны характеризовались относительно равномерным распределением сил.
Это объяснялось широкими полосами обороны, а также недостаточным знанием сил и намерений противника. Хотя полосы обороны армий были почти такими же, как и по довоенной теории, но количество соединений в армиях было почти в три раза меньшим, чем предусматривалось по предвоенным взглядам.

В оборонительных операциях на подступах к Ленинграду, Москве и Сталинграду благодаря росту боевых возможностей объединений и приобретенному опыту нередко удавалось своевременно выявлять замысел противника и отражать его главные удары наиболее сильными группировками войск.

Массирование сил и средств на вероятных направлениях главных ударов врага еще более возросло в оборонительных операциях второго и третьего периодов войны.

В Курской оборонительной операции в полосе 13-й армии, составлявшей около 10% от общей полосы Центрального фронта, было сосредоточено 30% стрелковых дивизий, до 50 % артиллерии и 36 % танков фронта.

Умело массировались силы и средства 3-го Украинского фронта в районе озера Балатон. На направлении ожидавшегося главного удара противника (в полосе до 80 км) были развернуты три общевойсковые армии, два танковых корпуса и механизированный корпус.
В остальной полосе фронта протяженностью более 200 км оборонялись соединения только двух (57-й и 1-й болгарской) армий.

В целом, как свидетельствует опыт Великой Отечественной войны, увеличение глубины боевых порядков и оперативного построения войск позволяло последовательно наращивать сопротивление наступавшему противнику. С этой же целью создавались более сильные по своему составу вторые эшелоны и резервы, а также новые элементы оперативного построения и боевых порядков общевойсковых формирований.

Система огня, как организованное по единому плану сочетание зон сплошного огня всех видов стрелкового оружия и противотанковых средств с подготовленным огнем артиллерии с закрытых огневых позиций, в летне-осенней кампании 1941 г. создавалась, как правило, лишь в тактическом звене. Основу системы огня согласно положениям предвоенных уставов, составлял огонь стрелкового оружия всех видов, дополняемый огнем артиллерии. Из-за широких полос обороны, недостатка сил и средств в первом периоде Великой Отечественной войны задачи по огневому поражению наступавшего противника решались не всегда успешно.

В дальнейшем шли поиски увеличения эффективности системы огня стрелковых соединений по нескольким направлениям. Первое направление заключалось в лучшей организация огня различных видов оружия. Рост плотности артиллерии и учет накопленного опыта позволили сделать огонь артиллерии и минометов основой системы огня. Второе направление – в повышении дисциплины огня, что не могло осуществиться без стойкости войск и их обученности, умения владеть своим оружием. Третье направление – в комплексном использовании артиллерии, стрелявшей с закрытых огневых позиций, огневых средств пехоты, противотанковой артиллерии, танков и инженерных заграждений, особенно минно-взрывных. Четвертое направление – в усилении соединений и частей, оказавшихся на направлении глав¬ного удара противника, большим количеством огневых средств.

Например, в одном из эпизодов Сталинградской битвы на участке 39-го гвардейского стрелкового полка 13-й гвардейской стрелковой дивизии про¬тяженностью 1300-1400 м на огневых позициях были установлены 32 станковых и 48 ручных пулеметов. Только их огнем была создана плотность свыше 9 пуль на 1 м в 1 мин.

Такие примеры были характерны не только для боев в Сталинграде. Систему огня стали организовывать не только в тактическом, но и в оперативном масштабе (42-я армия Ленинградского фронта, 12-я армия Южного фронта, 62-я и 64-я армии в боях за Сталинград, 31-я и 61-я армии Западного фронта и др.).

Качественный скачок в организации огневого поражения произошел во втором периоде войны, особенно в битве под Курском. Во всех армиях Центрального и Воронежского фронтов была разработана система неподвижного заградительного огня (НЗО) против пехоты, подвижного заградительного огня (ПЗО) против танков, сосредоточенного огня (СО) по районам скопления пехоты и танков противника в ближайшей глубине, дальнего огневого нападения (ДОН). Основу системы огня перед передним краем обороны составлял огонь артиллерии стрелковых дивизий первого эшелона. Артиллерия стрелковых дивизий второго эшелона готовила огонь внутри полосы обороны и перед передним краем второй полосы обороны. Все участки планового огня были пристреляны.

Характерной чертой становится комплексное воздействие всех огневых средств по наступающему противнику. В полосе обороны
13-й армии Центрального фронта, например, наступление противника отражалось огнем артиллерии с закрытых огневых позиций,
огнем пушечной артиллерии, танков и САУ прямой наводкой, огнем танков и САУ из засад. Огонь артиллерии сочетался с огнем стрелкового оружия, огнеметов, минно-взрывными заграждениями.

В третьем периоде войны система огня продолжала совершенствоваться. Так, командиры соединений и частей стремились создать глубокую зону подвижного заградительного огня перед главной полосой обороны, а также в ближайшей глубине.

Неподвижный заградительный огонь, как правило, планировался перед всем фронтом обороны. В ряде случаев на отдельных важных на-правлениях предусматривалось ведение НЗО с удвоенной и даже утроенной плотностью против норм правил стрельбы.
Это объяснялось тем, что пехота противника в ряде операций летне-осенней кампании 1944 г. и кампании 1945 г. в Европе наступала
на бронетранспортерах или при их сопровождении.

В операциях третьего периода в большей мере стал планироваться массированный огонь артиллерии по особо важным целям мог сосредоточиваться огонь нескольких артиллерийских групп. Для ведения огня по противнику в районе Надьбайом (Венгрия) был привлечен
21 дивизион (156 орудий и минометов). Большое внимание уделялось поражению противника при возможном его вклинении в оборону советских войск, при контратаках, а также обеспечению огнем стыков, флангов и промежутков между воинскими формированиями.

По мере развертывания артиллерийских дивизий прорыва, имевших на вооружении орудия крупных калибров, повысилась эффективность и дальних огневых нападений.

Таким образом, в ходе войны совершенствование системы огня в соединениях и оперативных объединениях шло по линии повышения дальности и плотности огня, четкого планирования различных его видов, увеличения глубины эшелонирования огневых средств, взаимодействия всех видов огня и его увязки с инженерными заграждениями.

Большие изменения в годы войны произошли в организации противотанковой обороны. В начале войны, основанная на организации противотанковых рубежей с незначительной плотностью противотанковой артиллерии, она не обеспечивала необходимой устойчивости войск.

Летом 1941 г. ее основу обычно составлял огонь отдельных противотанковых орудий, расположенных на глубине 2-3 км от переднего края с плотностью 2-3 орудия на 1 км фронта. АПТР и противотанковые районы создавались редко. Противотанковые средства подчас распределялись равномерно по всему фронту без учета значимости танкоопасных направлений, недостаточно привлекалась артиллерия (кроме противотанковой) и танки для борьбы с танками противника. В дальнейшем в организацию противотанковой обороны были внесены существенные изменения. Она стала организовываться не по рубежам, а по направлениям, противотанковые резервы начинают играть более активную роль.

Принципы организации и ведения противотанковой обороны, сложившиеся к концу первого периода войны, были обобщены в Боевом уставе пехоты. В нем указывалось, что при обороне на танкодоступной местности «батальонный узел обороны или один из ротных районов на основном танкодоступном направлении оборудуется как противотанковый узел или район». Ротный противотанковый район включал 3-5 орудий, 1-2 взвода противотанковых ружей, минометы и пулеметы. Кроме того, вне позиций пехоты в глубине стали создаваться полковые, дивизионные, в последующем и корпусные противотанковые районы (огневые позиции противотанковой артиллерии, прикрытые минными полями).

В обороне под Сталинградом нашли применение и армейские противотанковые районы, каждый силой до истребительно-противотанкового полка. Однако до конца первого периода войны противотанковых средств в соединениях все еще имел ось недостаточно. Все это снижало возможности по созданию эффективной противотанковой обороны в тактическом звене.

Во втором и третьем периодах войны противотанковая оборона стала создаваться на всю тактическую и оперативную глубину, перекрывая танкоопасные направления. Совершенствование обороны в противотанковом отношении достигалось массированием сил и средств на угрожаемых направлениях. К ведению противотанковой обороны стали привлекаться все силы и средства, способные решать эту задачу: авиация, танки, самоходная артиллерия, в том числе и зенитная, огнеметы, противотанковые ружья, гранаты, бутылки с зажигательной смесью, собаки-подрывники.

Оперативная плотность противотанковой артиллерии возросла до 16-30 орудий на 1 км фронта. На позициях пехоты большую роль играло дальнейшее усиление батальонных противотанковых узлов, объединявших общей системой огня и заграждений ротные противотанковые опорные пункты и противотанковые средства, подчиненные непосредственно командиру стрелкового батальона. Они включали 2-3 ротных противотанковых опорных пункта и до батареи истребительно-противотанковой артиллерии, находящейся в непосредственном распоряжении командира батальона и располагавшейся вне ротных противотанковых опорных пунктов.

Возросли и огневые возможности противотанковых резервов. Во фронтах и армиях в них включалось до нескольких
истребительно-проти-вотанковых бригад, в дивизиях – до двух-трех дивизионов противотанковой артиллерии. Для борьбы с танками в качестве резервов стали широко при¬влекаться полки и бригады самоходной артиллерии. Эффективность решения ими задач борьбы
с танками повысилась в результате их тесного взаимодействия на поле боя с подвижными отрядами заграждений.

Таким образом, в годы войны противотанковая оборона получила значительное развитие. Был осуществлен переход от линейного, равно-мерного распределения сил и средств вдоль фронта к массированию их на танкоопасных направлениях. Произошла централизация управления силами и средствами борьбы с танками в руках общевойсковых командующих (командиров). Основу противотанковой обороны стали составлять батальонные противотанковые узлы и противотанковые районы. Повысилась плотность противотанковых средств. К противотанковой обороне привлекались различные рода Сухопутных войск, а также авиация. В частях и соединениях появились более сильные АПТР.

Исключительно важное значение в годы войны приобрела противо-воздушная оборона войск. В начальном периоде войны войска не смогли обеспечить устойчивой обороны из-за слабого авиационного и зенитного прикрытия. Во фронтах и в армиях авиация и зенитно-артиллерийские средства использовались в первую очередь для прикрытия объектов фронтового значения: основных переправ, складов с боеприпасами и горючим, фронтовых коммуникаций, пунктов управления.

Основными недостатками в организации противовоздушной обороны войск были невысокое массирование сил и средств на главных направлениях и стремление прикрыть одновременно большое количество объектов на поле боя, слабое взаимодействие между истребительной авиацией и войсковой зенитной артиллерией. Маскировка войск, пунктов управления, огневых позиций и других объектов организовывалась плохо. Требование предвоенных уставов об использовании стрелкового оружия для стрельбы по снижающимся самолетам не выполнялось. Служба ВНОС не справлялась со своими задачами из-за отсутствия в войсках штатных средств воздушного наблюдения, оповещения и связи.

К концу первого и в начале второго периодов войны улучшилось взаимодействие между зенитной артиллерией и истребительной авиацией. Оно строилось исходя из задач истребительной авиации, являвшейся более эффективным средством борьбы с авиацией противника. Уничтожение самолетов противника на высоте 7000 м и более возлагалось только на авиацию. При действиях истребителей на высоте менее 7000 м своевременно прекращала огонь зенитная артиллерия. Для достижения взаимопонимания штаб общевойсковой армии совместно с представителями авиации разрабатывал способы взаимодействия.

Эффективность противовоздушной обороны значительно увеличилась во втором периоде войны. Улучшилось управление зенитными средствами в масштабе армейских и фронтовых зенитных артиллерийских групп. В целом к концу войны сложилась стройная система противовоздушной обороны, которая включала в себя организацию разведки, наблюдения, оповещения и связи; систему огня зенитно-артиллерийских средств, работу зенитных прожекторов и радиолокационных станций; боевые действия истребительной авиации; огонь стрелкового оружия для уничтожения самолетов противника, действующих на малых высотах.

В целом, достижение высокой устойчивости обороны в первую очередь зависело от умелого ее построения, т.е. глубины эшелонирования и массирования войск на угрожаемых направлениях, организации огне-вого поражения противника, создания непреодолимой противотанковой обороны, надежного прикрытия войск от ударов воздушного противника, а также умелого инженерного оборудования местности.

 
Copyright 2015. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню