Наступление в ПВП - История инженерных войск России

Перейти к контенту

Главное меню:

В ПВП

ГЛАВА 3


ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ВОЕННОГО, ВОЕННО-ИНЖЕНЕРНОГО ИСКУССТВА
И ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ В ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОД


3.3. Эволюция взглядов на подготовку и ведение наступления в послевоенные годы


3.3.1. Эволюция взглядов на подготовку наступления

К проблемам наступления, известным по опыту Великой Отечественной войны в послевоенные годы добавился ряд новых: создание ударных группировок в условиях роста огневых возможностей новых средств поражения, достижение огневого превосходства, наращивание усилий в ходе операций и защита войск от ядерного, а в последующем и высокоточного оружия противника и др.

В первом послевоенном периоде увеличение ударной и огневой мощи общевойсковых армий, применение в качестве подвижной группы фронта механизированной армии привели к увеличению размаха фронтовой наступательной операции. Ближайшая задача фронта глубиной до 200 км заключалась в прорыве обороны и разгроме главных сил противостоящей полевой армии противника, дальнейшая – в развитии наступления, преследовании отходящего противника, разгроме подходящих стратегических резервов, овладении рубежом на глубине 300-350 км.

Общевойсковая армия в ходе фронтовой операции могла проводить две последовательные наступательные операции. Механизированная армия вводилась в сражение как подвижная группа фронта после прорыва тактической зоны обороны и проводила армейскую наступательную операцию, глубина которой совпадала с дальнейшей задачей фронта. Ближайшая задача стрелкового корпуса заключалась в прорыве главной полосы, последующая – в прорыве второй полосы. Продолжая наступление, корпус должен был к исходу дня обеспечить ввод в сражение подвижных групп армии или фронта. Ближайшей задачей стрелковой дивизии являлся прорыв пер¬вой и второй позиций главной полосы обороны, последующей задачей – завершение прорыва главной полосы, задачей дня – прорыв второй полосы. Механизированную дивизию стрелкового корпуса планировалось вводить в бой после прорыва второй позиции главной полосы обороны. Ее ближайшая задача состояла в завершении прорыва главной полосы, дальнейшая – в прорыве с ходу второй полосы обороны. Задача дня по глубине совпадала с задачей дня корпуса.

Ширина полос наступления предусматривалась: фронта 200-300 км, армии – 40-50 км. Корпус, действуя на главном направлении, должен был прорывать оборону на участке до 8 км, дивизия – до 4 км, полк – до 2 км. Темпы наступления общевойсковой армии могли достигать 20-30 км в сутки, механизированной 40-50 км. Продолжительность первой наступательной операции общевойсковой армии составляла до 8 суток.

С принятием на вооружение ядерного оружия и планируемым расширением масштабов его применения показатели размаха наступательной операции (боя) увеличивались. В начале 1960-х гг. ширина полосы наступления и глубина операции возросли в 2,5-3 раза. Несмотря на увеличение глубины, цели операции предполагалось достигать в более короткие сроки, так как темпы наступления увеличились в 2,5-3 раза.

В 1960-е гг. общая задача дивизии определялась на глубину от 80 до 100 км. Она делилась на ближайшую – разгром противника в полосе наступления и преодоление его обороны на всю глубину дивизии первого
эшелона – и задачу дня. Последующая задача не назначалась. Планируемые темпы преодоления обороны противника возросли до 80-100 км в сутки, что обеспечивалось ядерным поражением противника на всю глубину наступательной операции. Со второй половины 1960-х гг., на основе анализа условий начального периода войны и оценки последствий применения ядерного оружия, показатели размаха операции и темпы наступления уменьшили: с применением ядерного оружия 60-70 км, с применением обычных средств поражения – не более 30-40 км в сутки.

В 1970-1980-е гг., наступление предполагалось проводить с применением как обычного, так и ядерного оружия. При этом показатели наступательных операций не изменялись. В конце 1980-х гг., когда ведение боевых действий рассматривалось только с применением обычных средств поражения, они вышли на нормативы первых послевоенных лет.

Таким образом, размах наступательной операции и параметры наступательного боя менялись в основном в направлениях: увеличения ширины полосы наступления; оптимизации глубины операции (боевой задачи) и темпов наступления. К концу 1980-х гг. в связи с переоценкой возможностей ядерного оружия и переходом к боевым действиям только с применением обычных средств поражения глубина операции (боя) уменьшилась, продолжительность увеличилась, темпы сократились.

Главный удар в первые послевоенные годы считалось целесообразным наносить по слабому месту в обороне противника для выхода во фланг и тыл основной группировке, ее окружения и уничтожения. Не исключалось нанесение главного удара по основной группировке противника для ее разгрома мощным ударом превосходящих сил. Для обеспечения массирования сил и средств на направлении главного удара назначались участки прорыва, на которых создавались высокие плотности: 180-200 орудий и минометов, 60-80 танков и САУ на 1 км фронта. При этом фронту намечался один или несколько участков прорыва общей протяженностью не более 50 км,
армии – один участок шириной до 20 км.

С принятием на вооружение ядерного оружия вначале считалось, что и в условиях его применения удар наиболее выгодно наносить по слабому, уязвимому месту в обороне противника. С ростом количества ядерных боеприпасов, выделяемых на наступательную операцию, стало считаться, что главный удар должен наноситься по наиболее сильному месту во вражеской обороне. При этом оставалось требование: направление главного удара должно обеспечить скрытное сосредоточение и развертывание ударной группировки войск, благоприятствовать достижению внезапности, эффективному применению всех сил и средств, совершению маневра в ходе наступления. При этом слабые места в обороне противника необходимо создавать ядерными ударами.

Во второй половине 1950-х гг. было признано опасным сосредоточение крупных группировок в ограниченном районе из-за реальной угрозы вывода их из строя ядерными ударами противника. В операциях с применением ядерного оружия достижение превосходства над противником должно было достигаться массированными ядерными ударами.

С установлением паритета с США по стратегическому ядерному оружию в обеспечении военной безопасности СССР основное внимание стало отводиться ядерному сдерживанию, позволяющему свести к минимуму риск возникновения всеобщей ядерной войны. Считалось, что военные действия могут вестись с применением только обычного оружия. На завершающем этапе войны допускалась возможность ограниченного применения ядерного оружия. В этих условиях в уставных документах предписывалась необходимость вернуться к массированию сил
и обычных средств поражения на направлении главного удара.

Вновь стали назначаться участки прорыва, в то же время это не было простым возвращением к старому, так как теперь войска обладали значительно большей возможностью поражать противника огнем и ударами ракет и авиации боеприпасами в обычном снаряжении.

В целом изменение взглядов на выбор направления главного удара и массирование сил и средств зависело преимущественно от того, какая роль в операции отводилась ядерному оружию. Это же в основном определяло
и способы разгрома противника.

В ходе развития наступления охват и обход являлись основными и наиболее решительными формами оперативного маневра. При охвате удар должен был наноситься по флангу и тылу оперативно-тактической группировки противника, включая его ближайшие оперативные резервы. Охватывающий удар обычно планировался и осуществлялся на небольшую глубину. Обход осуществлялся с таким расчетом, чтобы войска, участвующие в нем, могли стремительно обойти оперативные резервы противника и отрезать пути отхода его главной группировке. То есть, формы оперативного маневра в первые послевоенные годы по сравнению с опытом Великой Отечественной войны не претерпели каких-либо существенных изменений, но получили глубокое теоретическое обоснование с учетом происшедших изменений в организации и техническом
оснащении войск.

В то же время признавалась возможность применения других способов ведения наступательной операции: нанесение ядерных ударов и наступление группировок войск по сходящимся направлениям, окружение и уничтожение группировок противника; отсечение противника от путей отхода и его уничтожение; выход в тыл и удар по группировке противника с тыла, а также сочетание различных способов. Таким образом, способы ведения наступательных операций были разработаны с учетом их максимального соответствия условиям ядерной войны.

Со второй половины 1960-х гг. большое внимание стало уделяться разработке вопросов ведения наступательных операций с применением только обычных средств поражения. Так как обычными средствами нельзя было добиться одновременного уничтожения всей противостоящей группировки, был сделан вывод о необходимости последовательного разгрома отдельных оператив¬но-тактических группировок противника.

В 1980-е гг. основными способами разгрома группировок противника являлись: рассечение его войск и их уничтожение по частям, окружение и уничтожение основных сил обороняющихся, отсечение определенных группировок противостоящих войск от остальных сил и их уничтожение, сочетание этих способов. Способ ведения операции по разгрому противника определялся как избранный вариант перехода войск в наступление, форм оперативного маневра, последовательности действий войск при прорыве обороны и развитии успеха, ядерного и огневого поражения и уничтожения противника в назначенной полосе наступления.

В первые послевоенные годы боевые действия артиллерии и авиации планировались в форме артиллерийского и авиационного наступления, которое подразделялось на периоды. Артиллерийская подготовка атаки должна была осуществляться на всю тактическую глубину обороны противника. Артиллерийскую поддержку атаки предполагалось проводить огневым валом либо последовательным сосредоточением огня на глубину первых двух позиций главной полосы. Авиационное наступление состояло из периодов: предварительной подготовки атаки, непосредственной подготовки атаки, поддержки атаки и действий наступающих войск в глубине. В целом взгляды на огневое поражение противника соответствовали опыту войны, однако возросла глубина одновременного поражения противника.

С середины 1950-х гг. главенствующая роль в поражении противника стала отводиться ядерному оружию. Ядерные удары были включены в артиллерийскую и авиационную подготовку и поддержку, которые получили название «огневая подготовка наступления» и «огневая поддержка наступления». Принципиально новой формой применения ядерного оружия стал первый ядерный удар. Термины «артиллерийское наступление» и «авиационное наступление» были упразднены.

Увеличение количества ядерных боеприпасов превратило ядерное оружие в главное средство разгрома противника. В этих условиях включение ядерных ударов в огневую подготовку и поддержку, считалось, принижало роль ядерного оружия. С начала 1960-х гг. было официально закреплено положение о том, что ядерные удары являются самостоятельными элементами операции и боя, они не включались в огневую подготовку и поддержку, проводимые только обычными средствами.

С конца 1970-х гг. с переходом к обучению войск действиям преимущественно без применения ядерного оружия огневое поражение противника стало планироваться по четырем периодам: огневое обеспечение выдвижения войск, огневая подготовка атаки, огневая поддержка атаки и огневое сопровождение наступления войск в глубине обороны противника. Существенные уточнения в огневом поражении противника наметились в 1980-х гг.: его содержание было дополнено массированными ракетно-артиллерийскими и авиационными ударами. К концу десятилетия пришли к выводу: огневое поражение противника должно включать огневое поражение во всей полосе армии, осуществляемое в интересах наступательной операции путем нанесения первого и последующих массированных огневых ударов авиацией, ракетами, артиллерией и огневое поражение противника по направлениям при выполнении отдельных оперативных задач, осуществляемое в определенных районах в установленное время. При этом в огневом поражении по направлениям действий войск все его четыре периода были сохранены.

Во все послевоенные годы важнейшим элементом решения на операцию являлось определение группировок войск и их оперативного построения (боевого порядка). В первые послевоенные годы для наращивания силы удара в ходе наступательной операции, связанной с прорывом подготовленной обороны противника, применялось глубокое эшелонирование сил и средств. По опыту учений оперативное построение включало: первый и второй эшелоны, армейскую артиллерийскую группу, армейские зенитные артиллерийские группы, подвижные отряды заграждений, отряд обеспечения движения, резервы – общевойсковой, артиллерийско-противотанковый, танковый, инженерный, химический и противодесантный. При необходимости в армии создавалась подвижная группа. Такое построение армии соответствовало построению обороны противника, который располагал в первом эшелоне большую часть своих сил и средств.

В общевойсковой армии послевоенной организации, в каждом стрелковом корпусе имелась механизированная дивизия. Ее предусматривалось вводить в сражение обычно для завершения прорыва тактической зоны обороны противника и последующего продвижения в глубину, подвижная группа создавалась, в случае, когда армия наступала на самостоятельном направлении, где не вводилась подвижная группа фронта.

Ядерное оружие вызвало изменения в оперативном построении армии. В составе первого эшелона в интересах быстрого использования ре¬зультатов ядерных ударов стали широко использоваться механизированные, с
1957 г. – мотострелковые и танковые дивизии. Подвижная группа была упразднена: полная моторизация войск уравняла в подвижности стрелковые и бронетанковые соединения. Задача развития наступления должна была выполняться вторыми эшелонами и резервами, применением воздушных десантов и десантно-штурмовых соединений и частей.

С конца 1950-х гг. новым элементом оперативного построения стала специальная артиллерийская группа применения ядерных боеприпасов, появилась группировка войск ПВО на основе зенитно-ракетных подразделений, с конца 1960-х гг. вводится десантно-штурмовое соединение, в 1970-х гг. – подразделения и части армейской авиации, восстанавливаются армейские артиллерийские группы, упраздненные в 1960-х гг., в 1980-е гг. – армейский тыл. До начала 1990-х гг. в армии предусматривалось создание оперативной маневренной группы (ОМГ), задачи которой соответствовали задачам подвижных групп. На рубеже 1990-х гг. элементов оперативного построения становятся разведывательно-ударные (РУК) и разведывательно-огневые комплексы (РОК). Последние могли являться элементами боевого порядка дивизий.

Боевой порядок стрелковой дивизии в первые послевоенные годы мог строиться в один-два и даже в три эшелона. Последний вариант по опыту учений практиковался при одноэшелонном построении корпуса или при прорыве сильной обороны противника. Другие элементы боевого порядка были такими же, как и в годы войны.
В 1960-е гг. сокращается состав дивизионной артиллерийской группы ввиду уменьшения количества артиллерии, одновременно в состав дивизии вводится ракетный дивизион.  В 1980-е гг. в боевой порядок дивизии включаются подразделения вертолетов, в специфических условиях создаются передовые, обходящие, специальные и рейдовые отряды.

В целом оперативное построение и боевой порядок в наступлении совершенствовались за счет включения новых элементов, повышения живучести, роста боевых возможностей в связи с увеличением количества средств вооруженной борьбы и улучшением их характеристик. Глубина оперативного построения армии увеличилась
с 30 до 100 км и более.

 
Copyright 2015. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню