СО и МО ВС РФ - История инженерных войск России

Перейти к контенту

Главное меню:

В ЛВ, ВК, СО

ГЛАВА 4


ОПЫТ РЕШЕНИЯ ПРОБЛЕМ ВОЕННОГО И ВОЕННО-ИНЖЕНЕРНОГО ИСКУССТВА
В ЛОКАЛЬНЫХ ВОЙНАХ, ВООРУЖЕННЫХ КОНФЛИКТАХ И В СПЕЦИАЛЬНЫХ ОПЕРАЦИЯХ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ СССР И РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


4.3. Опыт специальных и миротворческих операций Вооруженных Сил
Российской Федерации


4.3.1. Специальные операции в Чеченской Республике и их инженерное обеспечение

С целью «восстановления конституционной законности и правопорядка на территории Чеченской Республики» в начале декабря 1994 г. правительством Российской Федерации было принято решение о проведении специальной операции на территории республики. Для этого была создана группа из руководителей Министерства обороны и Министерства внутренних дел, Федеральной службы контрразведки, других силовых и правоохранительных структур и государственных органов с задачей создания Объединенной группировки войск (ОГВ).

Планируемая операция была беспрецедентной по своему характеру: театром военных действий являлась территория собственной страны. В связи с этим остро встал вопрос о выборе способов действий, так как принципы применения войсковых сил и средств, предусмотренные для условий локальной войны, в данном случае, оказались неприемлемыми. В состав ОГВ были включены соединения и части видов Вооруженных Сил, Внутренних и Пограничных войск, силы и средства ФСК.

В период с 11 по 26 декабря 1994 г. были осуществлены выдвижение войск и изоляция Грозного, в котором была сосредоточена сильная группировка боевиков (до 10 тыс. человек, 25 танков, 35 ед. БМП и БТР, около
80 артиллерийских орудий, большое количество ручных гранатометов), обеспеченная всем необходимым для ведения боевых действий.

Федеральные силы в районе Грозного насчитывали к этому моменту не более 5 тыс. чел. Ожесточенное и умелое сопротивление боевиков потребовало усиления группировки сил и средств федеральных войск, для чего из округов и с флотов направлялись различные подразделения. Лишь 6 февраля 1995 г. удалось уничтожить и потеснить противника из центральных районов города. Постепенно боевые действия были перенесены за пределы столицы, распространились на другие населенные пункты Чечни, удерживавшиеся боевиками.

В середине марта, потеряв в боях за Грозный основное тяжелое вооружение, запасы стрелкового оружия и боеприпасов, а также значительную часть личного состава, руководство Чечни приостановило широкомасштабные военные действия. Но сепаратисты все еще сохраняли способность вести боевые действия одновременно в нескольких районах республики.

Во-первых, ими заблаговременно была создана материальная база для ведения боевых действий в южных, юго-западных и юго-восточных районах республики и в населенных пунктах горной части Чечни. Во-вторых, отсутствие сплошного фронта окружения Грозного позволило сепаратистам вывести из него часть своих сил и различное вооружение, перебазировать значительные формирования в крупные поселки и районные центры.
В-третьих, из стран ближнего и дальнего зарубежья шли поставки современного вооружения, предназначенного для ведения партизанских и диверсионных действий.

После окончания боев в Грозном в январе-марте 1995 г. основной тенденцией в эволюции тактики боевиков на территории Чеченской Республики стал отказ от обороны опорных пунктов, создаваемых на маршрутах выдвижения войск, и переход к ведению боевых действий отдельными мобильными группами (15-20 человек) против блокпостов и коммуникаций федеральных войск.

Тактика, применявшаяся незаконными вооруженными формированиями (НВФ), отличалась разнообразием форм и способов вооруженной борьбы. Основными из них являлись: действия преимущественно малочисленных отрядов и групп, состоявших из снайперов, минометчиков и гранатометчиков, хорошо знающие местность, действующие из засад методом удар-отход; заблаговременное минирование дорог, перевалов и объектов инфраструктуры; размещение тяжелого вооружения в жилых кварталах, рядом с детскими домами и больницами и др.; тщательные разведка и выбор объекта, места и времени нападения; проникновение в тыловые районы федеральных войск отдельными группами и их сосредоточение в установленном месте для выполнения общей задачи; уклонение от боя с превосходящими силами противника; умелое использование местности и условий ограниченной видимости; «беспокоящие действия» путем постоянного огневого воздействия на объекты федеральных сил; блокирование специально созданными ударно-штурмовыми отрядами частей федеральных войск (блокпостов, КПП) в районах дислокации, лишение их возможности маневра силами и средствами с одновременным огневым и психологическим воздействием; одновременное воздействие на несколько объектов федеральных войск; устойчивое управление отрядами и группами, их мобильность и высокий профессионализм.

Противником активно применялись засады, которым были присущи: тщательное планирование и грамотный выбор места устройства; военная хитрость при определении состава и задач каждой подгруппы; рациональное использование минно-взрывных средств; организация непрерывного наблюде¬ния разведчиков за движением ожидающейся колонны и ее составом; своевременная оперативная корректировка планов. Одним из типичных примеров успешного применения сепаратистами засады является разгром колонны 131-й мотострелковой бригады.

Незаконные вооруженные формирования в течение всего периода боевых действий 1994-1996 гг. в Чеченской Республике в зависимости от складывавшейся обстановки меняли свою тактику, реагируя на шаблонные методы в действиях федеральных войск: 2-3 часа боевой активности днем, только при поддержке авиации, и полная пассивность в остальное время суток. В итоге боевики начали перехватывать инициативу: быстро приспособившись к стандартным способам действий федеральных сил, заранее выдвигали дополнительные силы в опорные пункты и вынуждали федеральные войска с тяжелыми боями продвигаться вперед.

Анализ действий ОГВ выявил и еще ряд существенных упущений и недостатков: войска были не готовы выполнять несвойственные им функции (был сделан вывод о необходимости подготовки личного состава по специальной программе); ни одно подразделение в составе сводных отрядов (на 80% сборных) не прошло полный курс обучения и боевого слаживания; офицерский состав, особенно младший, оказался не готов к управлению подчиненными в не стандартной обстановке; одним из слабых звеньев оказалось управление разнородными и разноведомственными силами и средствами; выявилось слабое использование возможностей боевой техники из-за ее постоянных поломок ввиду изношенности и эксплуатации танков, БМП, БТР и других боевых и специальных машин сверх всех допустимых сроков их применения; войсковая разведка проводилась
от случая к случаю, а разведывательные подразделения нередко использовались не по прямому назначению.

Боевой опыт показал низкий уровень организации взаимодействия и обмена разведывательной информацией между видами разведки, соседями, формированиями различных силовых структур. Опыт ведения боевых действий в Чечне указал и недостатки в подготовке подразделений спецназа, которые должны эффективно выполнять следующие задачи: вести разведку различными способами; наводить авиацию на стационарные и движущиеся объекты противника, устанавливать радиомаяки на них; знать систему охраны и обороны объектов противника, контрразведывательные меры, применяемые им; владеть способами обмана противника для сохранения боеспособности своих сил и средств; умело использовать способы обеспечения жизнедеятельности и выживания в экстремальных условиях; уметь маскироваться как при нахождении на месте, так и на марше; умело проводить засады и налеты; применять штатные мины и заряды, находящиеся на вооружении как своих войск, так и противника, уметь изготавливать взрывчатые вещества из подручных материалов.

Одной из причин неудачных действий армейского спецназа в начале первой чеченской кампании явилось забвение богатого опыта специальных действий советских войск в Афганистане. Позитивный боевой опыт после афганской войны не был внедрен в систему подготовки личного состава формирований специального назначения. Более того, из их штатов была выведена бронетехника, изъято тяжелое вооружение (АГС, ПТУР и ручные огнеметы), а также была существенно сокращена численность подразделений обеспечения.

Причиной такого положения была передача частей специального назначения в подчинение ГРУ ГШ и принятие Федерального закона «О внешней разведке», который запретил ведение разведки в мирное время на своей территории. В результате части специального назначения, предназначавшиеся прежде для решения широкого спектра задач, стали готовиться только как органы глубинной разведки.

Боевые действия в Чечне вынудили командование специальной разведки начать частичную реорганизацию в частях, прежде всего в бригаде Северо-Кавказского военного округа, еще в 1995 г. В частности, как и в Афганистане, в составе частей специального назначения вновь появилась бронетехника (БТР, БМП) и различное вооружение (АГС, ПТУР и ручные огнеметы). Благодаря вводу в состав отрядов СН роты обеспечения и медпункта они стали вполне автономны.

В первой чеченской кампании боевики для достижения своих целей стали применять методы террористических групп, захватывая заложников. Вследствие этого и борьба с терроризмом стала приобретать формы войсковой операции с элементами тактики спецназа (Буденовск, с. Первомайское).

В целом первая чеченская кампания выявила ряд серьезных недостатков в подготовке командования и войск при ведении боевых действий в специфических условиях. Это привело к ощутимым потерям федеральных сил.
В ходе боевых действий в Чеченской Республике в 1994-1996 гг. в уставных документах Российской армии был закреплен термин «специальные действия». Главный вывод из опыта боевых действий в первой кампании заключается в том, что войска общего назначения показали свою неспособность эффективно бороться с иррегулярными формированиями. Ими слабо учитывались местные условия, особенности тактики противника, применение им нетрадиционных способов борьбы.

Вторая чеченская кампания началась на территории Дагестана. В приграничных с Чечней районах Дагестана 2 августа 1999 г. начались вооруженные столкновения между силами правопорядка и отрядами местных ваххабитов. Через пять дней в республику вторглись чеченские боевики. В ходе ожесточенных боев они были разбиты.

Поражение ваххабитов и исламистов на территории Дагестана серьезнейшим образом подорвало их планы по созданию единого исламского государства на Северном Кавказе. Однако они не отказались от этой идеи. Потерпев поражение в Дагестане, экстремисты полностью перешли к террору и партизанским методам борьбы.

В сложившихся условиях перед федеральными силами встала задача войти на территорию Чечни и ликвидировать там очаг международного терроризма, разгромить войсковые формирования террористов, уничтожить их центры и базы. Главной отличительной чертой второй кампании явилось изменение условий, характера и способов боевых действий незаконных вооруженных формирований и федеральных сил.

После разгрома крупных формирований на равнинной территории и в горах Чечни появилось значительное количество мелких разрозненных групп численностью до 50 человек, которые базировались вокруг населенных пунктов, жителями которых боевики являлись, и поддерживали тесную связь с родственниками. В открытое столкновение с федеральными подразделениями боевики не вступали и вели бой только вынужденно. В основе их действий лежали организация засад, установка мин на путях движения войск, захват заложников, различного рода диверсии, постоянный обстрел блокпостов и расположений подразделений федеральных войск, особенно ночью.

Боевики в отдельных случаях при достижении тактического преимущества предпринимали попытки захвата и длительного удержания важных в тактическом плане или в плане жизнеобеспечения населения объектов, для чего создавались более крупные группировки. Так, например, в период с 29 февраля по 3 марта 2000 г. незаконными вооруженными формированиями численностью около 2,5 тыс. боевиков была предпринята попытка прорыва из района Улус-Керт, Зоны, Дачу-Борзой в направлении Мехкеты, Киров-Юрт, Элистанжи, Введено.

Основные силы боевиков были нацелены в направлении высоты, занимаемой 6 пдр 104 пдп 76 гв. ВДД. Эти подразделения оказались в окружении. Попытки командования деблокировать окруженную группировку из-за сильного огня противника и сложных условий местности успеха не принесли. В результате четырехдневных боев десантники понесли большие потери, но не пропустили боевиков.

Анализ боевых действий НВФ в период второй кампании показал, что для их тактики были характерны следующие особенности, отражающие суть партизанской борьбы: уход от прямых столкновений с превосходящими силами федеральных войск; отказ от тактики позиционной войны, удержания занимаемых районов в течение длительного времени; широкое использование форм и методов террора в сочетании с идеологической обработкой местного населения; применение в качестве главного метода ведения боевых действий внезапного нападения (налет-отход).

С учетом новых способов действий противника федеральные войска в ходе контртеррористической операции постоянно совершенствовали свою тактику. Способы ведения ими боевых действий стали носить более маневренный характер в сочетании с жесткой позиционной обороной в масштабе взвода, роты, батальона. Стали применяться небольшие мобильные группы, способные к быстрому маневрированию. отряды были не способны вести крупномасштабные боевые действия.

После завершения операций федеральных сил боевикам уже ни разу не удалось повторить успехи первой кампании, прежде всего по захвату крупных населенных пунктов.

Как показал ход боевых действий в Чечне, противник федеральных войск по уровню организации вооруженной борьбы, оснащенности оружием и боевой техникой, а также подготовленности личного состава представлял собой весьма серьезную военную силу. Уступая федеральным войскам по количественным параметрам, НВФ в значительной степени компенсировали это применением «неудобной» для федеральных войск тактики. Контуры ее обозначились уже в период 1994-1996 гг. и особенно рельефно проявились во второй чеченской кампании.

Основные особенности такой тактики: отсутствие постоянных мест дислокации; быстрая адаптация к условиям любой среды; искусная маскировка опорных пунктов, складов оружия и боеприпасов; чередование элементов наступления и обороны с чисто партизанскими способами – внезапными налетами, засадами, скрытым минированием дорог и объектов; умелое использование просчетов командования федеральных войск.

Практика вооруженной борьбы с иррегулярными формированиями убедительно продемонстрировала, что вести эффективные боевые действия против такого противника могут только части и подразделения Сухопутных и Воздушно-десантных войск, обладающие достаточной боевой самостоятельностью и универсальностью, способные успешно решать задачи как автономно, так и во взаимодействии с воинскими формированиями другой ведомственной принадлежности.

Серьезным уроком обеих чеченских кампаний является признание и обязательный учет того факта, что максимальная реализация в борьбе с иррегулярными формированиями потенциала обычных войск возможна лишь при умелом применении ими адекватной партизанским действиям противника тактики специальных войсковых действий.

Основными составляющими такой тактики являются: поиск и блоки-рование НВФ, их окружение с последующим уничтожением; своевременное выявление засад; предотвращение налетов; штурмовые действия в населенных пунктах и горах; прочесывание, охрана и оборона расположения войсковых подразделений, важных объектов и коммуникаций; боевое сопровождение автомобильных колонн и др.

По своему содержанию такие действия делятся на разведывательно-поисковые, разведывательно-ударные (различного типа засады, налеты, удары) и рейдово-штурмовые (скрытый рейд, маневр и блокирование, огневые мешки и засады, различные способы огневых ударов).

Чеченские кампании убедительно подтвердили объективную необходимость приоритетного развития сил и средств специального назначения, совершенствования организационно-штатной структуры и всестороннего оснащения воинских формирований.

Основу создаваемых группировок войск должны составлять высокомобильные, боеготовые, слаженные соединения и части со своими органами управления и необходимыми запасами соответствующих материально-технических средств. Их боевую подготовку следует планировать и проводить с учетом предназначения и физико-географических условий соответствующего региона (горно-лесистая местность, пустыня и т.д.).

Новым важным требованием к тактике войсковой контртеррористической операции, как показала боевая практика, является непрерывное и длительное воздействие относительно небольших группировок по скоплениям боевиков в строго определенных полосах действий и локальных оперативных зонах.

Боевые действия целесообразно вести отдельными отрядами и группами, формируемыми по целевому предназначению, при значительной децентрализации управления и предоставлении более широких прав командирам частей и подразделений.

Войсковая практика борьбы с терроризмом в Чечне совершенно определенно доказала, что для этого необходима долгосрочная индивидуальная подготовка солдата. С этой точки зрения направление военной реформы, касающееся кардинального изменения системы комплектования армии и флота, постепенного перехода к профессиональным Вооруженным Силам, является чрезвычайно важным и актуальным.

Цель связанных с этим мероприятий – обеспечение главным образом не количества, а качества личного состава, проходящего подготовку, адекватную новым задачам Вооруженных Сил Российской Федерации по отражению приоритетных угроз безопасности страны, в том числе со стороны международного терроризма.

Посмотреть иллюстрации >>>


 
Copyright 2015. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню